Журнал Юрия Югансона

Фотографии Севастополя, Крыма и не только

Previous Entry Share Next Entry
СЕВАСТОПОЛЬ. В ожидании праздника
yuhanson


До Нового года осталось ровно 10 дней. В Севастополе практически всё готово к празднику. Вот и ёлку вчера зажгли. Сам главный Дед мороз огни зажигал. Не, не тот, что в Москве, а тот, что из Великого Устюга! Хотя и у первого тоже получалось неплохо зажигать огни в Крыму. :) А вот немного картинок предновогоднего Севастополя. А вы уже можете начинать обратный отсчёт: десять, девять, восемь, семь...

2 Розы в Новый год - это Крым, детка!


3 И у памятника Ушакову тоже есть розы


4 Полиция готова к встрече


5 Последние приготовления перед пуском


6 Скоро будем выбирать. На этом снимке присутствует и главный по этому делу!


7 Немного о грустном. На этом месте нам хотят вдарить, впыжить, взгромоздить пятнадцатиметрового князя Потёмкина! Это, чтобы вы понимали, выше памятника Нахимову! Вы помните размер площади Нахимова? Вы видите, сколько здесь места? Я бы за такое ... Нельзя мне в блоге...


8 А вот это уже работа местных недалёких людей: приклеенные 10 рублей к тротуару. Мне жалко бабушек и дедушек, которые поведутся на эту глупую шутку! При случае срублю! Зубило в сумку положил!


А вообще-то всё сейчас в городе хорошо. А со вторника нам ещё и солнце обещают! Доброе утро!



Posts from This Journal by “город” Tag


promo yuhanson january 31, 14:07 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я переезжаю на свой сайт: Это мой новый сайт. Здесь я буду продолжать показывать вам Севастополь, Крым и города, где я побывал. Социальные репортажи, репортажи с места событий тоже будут публиковаться здесь. Сайт пока в стадии отладки, но он уже работает. Фотографии там…

  • 1
Доброе утро,Юра!!! Здорово у Вас и елочка и розы в цвету! У нас тоже +10,снег весь сошел после дождя, смородина почки готова распустить и сирень тоже! Ну а на 10 рубчиков найдется умелец,отковыряет вместе с мостовой!?((((!

Я буду там - срублю!

Розы - это общее на юге. Наши тоже цветут. :)

У нас в центре в 2005-м взяли и испортили шикарную клумбу, где постоянно цветы меняют и красивые живые ковры создают. Водрузили посреди здоровенную дуру в виде колонны с архангелом-покровителем города. Он страшен как смертный грех, морда отъевшаяся и злобная. Но администрация счастлива, туристы воспринимают как само собой разумеющееся, а горожане могут откусить.
Вот так и вам прекрасный бульвар испортят...

Приклеенных денег не видела, но теперь ношу с собой маркер, чтобы замазывать телефоны спайсопродавцев. Вот уж кто свои росписи где ни попади оставляет. Уррроды.

У нас они ещё и вид на центр испортят! Но я поснимаю, пока не снесут!

Юра,спасибо за фото.Это вдвойне приятно для тех,кто вчера поленился в пасмурную погоду пойти на открытие елки.Может у нас,на Матюшенко свою елку откроем?

Пожалуйста! У меня ещё есть! Покажу вечером!

"Это Крым детка" - эту фотографию с новогодней ёлкой и розами хочется на рабочий стол выложить :)
Скучаю по Крыму... В прошлом году как раз там на Новый год были всей семьей, включая собаку.

Прислать Вам в большом размере? :)

спасибо, она и так в хорошем размере, хоть распечатывай и на стенку вешай!

Ваша запись появилась в рейтинге 3000-ТОП. Отслеживать судьбу записи вы можете по этой ссылке.
Подписаться на рассылку или отказаться от рассылки можно здесь.

Спасибо!

Увидел, что Вы срубать пойдёте монетку, и вот такой рассказ сочинил, на базе народных сказов.

В штаб стремительной походкой входит Василий Иванович:
- По рублю!
- За что, Василий Иванович?! - насторожились Фурманов с Петькой.
- Не "за что", а "на что", дуралеи! праздник скоро, надо белого покупать.
- Тогда по два рубля, Василий Иванович. Белое - оно дело дорогое нонеча! - пояснил Петька.
- Да, верно... Я как-то и забыл уже. Да, вот напомнили, хоть и дураки: нам же белого привезли!
- Что, уже?! сколько ящиков? - оживился простодушный Петька.
- Да к нашим контрразведчикам пленного белого доставили! вы тут совсем без меня обалдели!
- Как можно, Василий Иванович! тогда и с контрразведчиков по два рубля соберём, и белого не забудем! - трезво рассудил Фурманов.
- Только не во время допроса, совсем уже чокнулись!
- Так они же могут, с белым-то, без нас разобраться... - выразил сомнение Петька.
- Эх, темнота! да у них огурцов не хватит, на белого-то! и чего это они с белым будут так безобразно поступать?!
- Сам ты дурак, Василий Иванович! ты про какого белого гуторишь? - обиделся Фурманов.
- Про вино, конешно! интилихенция, понимашь... Ещё туда же: "гуторишь"! сам уже хлебнул, што ли?!
- Сами вы алкоголик, если уж на то пошло! Мы вам про пленного, а вы уже своими шариками совсем не ворочаете, товарищ комдив, - сухо пояснил Фурманов.
- Ты говори, да не заговаривайся, комиссар тоже мне! простых вещей не понимаешь: во время допроса в контрразведке белого не пьют! тем более, для пленного это нехорошо!
- Вот и я говорю, что у нас белого не бьют! конечно, нехорошо, потому что ему же больно! - заступился за контрразведку Фурманов.
- А я что говорю?! конешно, больно же нормальному человеку смотреть, как другие белого употребляют без огурцов, - быстро отреагировал Василий Иванович.
- Ну и дуб же ты, Василий Иванович! - не выдержав, и нарушая всякую субординацию, заметил Петька.
- Да, Петька, я завсегда нащот белого был крепок, ты же помнишь, хе-хе, - примирительно хмыкнул.
- Мы тебе, Василий Иванович, доходчиво объясняем, что и с белого можно два рубля собрать, на праздник, - как бы тоже примиряясь, терпеливо и веско добавил Фурманов, оставляя официальный курс предпринятой было беседы.
- Ну тогда ладно, можно и во время допроса, тут я согласен, - тоже примирительно и как бы остывая, сбавляя тон. - Но не больше, а то эта контра всюду раззвонит, что мы с белых три шкуры дерём.
- Да там у нас все свои же ребята, не раззвонят. Зачем им? мы же не звоним, что они с белым пьют во время допроса, - успокоил Фурманов.
- Ну, ребята, вы меня достали обои. Кто же ему белого нальёт?! он же вражина! только продукт переводить! завтра же его к стенке, какой смысл?!
- Ну ты точно нажрамшись припёрся сюды, - развеселился Петька. - то опасаешься, как бы он не раззвонил про наши поборы на праздник, то чуть что - к стенке его. Где логика твоя?!
- Моя логика, Петька, для тебя, видать, совсем уже недоступная, потому что ты уже подшофе был, когда я сюды наведался, а щяз у тебя уже второй приход пошёл, - огрызнулся Василий Иванович. И тут же спохватился: подчинённые - они тоже люди.
- Ты пойми, Петька. И ты, Фурманов, заодно послухай, - может, поумнеешь, оставишь эти свои барские замашки, комиссар ты наш. - Помолчал, для вескости, и добавил: - Нам белого не резон поить белым. Так?
- Так, - бездумно согласился Петька. (Продолжение следует)

Продолжение

......
- Нет, не так, - немного поразмышляв, произнёс Фурманов. - Как же нам с него два рубля-то взять тогда?!
- Хе,- совсем расслабившись от своего превосходства, ухмыльнулся Василий Иванович. - Хто ж тебе сказал, что наши контрразведчики его не попросят вежливо? Ведь они-то пить будут!
- Да ему ж больно будет, сколько раз тебе повторять!
- Ну мы тогда к ним со своими огурцами придём. Ради такого святого дела, надо же помочь товарищам.
- Что, предлагаешь пить с ними и закусывать, и глядеть, как они белого бить будут?! - опять взвился Фурманов.
- Что-то я тебя не пойму, Фурманов. Кто же за битьё им два рубля даст?! только нехристь какой. Я ж сказал: вежливо попросят, выпивая и закусывая нашими с тобой огурцами.
- Это ты нерусский совсем. Какой же русский выдержит такую пытку?! надо будет ему налить белого, для смягчения, - снова вмешался Петька, забыв свои предыдущие соглашательские позиции.
- Ты ж говорил: "тааак" - передразнил Василий Иванович тогдашнюю глупую реплику Петьки.- Ты пойми: Третий Интернационал нам такого не простит, если мы тут с белым будем белым пьянствовать. С тобой тут каламбуры начну скоро сочинять, как Пушкин.
- То не Пушкин каламбурил, а поручик Ржевской, - тут же напомнил начитанный Фурманов.
- Я с такими контрами, ахвицерьём разным, отродясь белого никогда не пил и пить не буду, - отпарировал Василий Иванович, как бы намекая на дворянское происхождение своего комиссара.
- Да кто бы из них тебе дал, белого-то бить. За такое, при прежнем режиме, тебя бы на конюшне выпороли, и все дела.
- Ну уж ты загнул. Никогда такого не бывало. Барин немного пожурит, бывало, да и дело с концом. Чтоб за один стакан, и сразу на конюшню? да ты белены объелся, и сам ты нерусь.
- Речь у нас не об одном стакане, - напомнил Петька. - у нас праздник на носу, сам же прилетел с известием, мы-то и не слыхивали. Кто верещал "порублю!"- ?!
- Ой-ой-ой, какие мы нежныя. Можно подумать. - И спохватившись, решительно добавил: - Значит, так. Праздник - он действительно, на носу. Даже на подносе, Петька! с огурцами. Поясняю диспозицию.


Мы идём в контрразведку, со своими огурцами, потому что у них давно закончились, а пить без огурцов мучительно больно для русского человека, даже на допросе. У нашего белого, которого приведут на допрос, загорается душа на этой почве, потому что, в отличие от тебя, Петька, я русского человека наскрозь вижу. И вот он нам (то есть им) гуторит: наливай, мочи нет терпеть! а мы ему: давай два рубля!
Тут, правда, могут нам помешать наши друзья-контрразведчики, со своими хитрыми штучками-дрючками, - давай, мол, сначала выложи-ка нам, братец, всю подноготную. Здесь у нас с ними нету консенсуса, поэтому нам надо действовать на опережение. По-русски говоря, они должны быть в кондиции ещё до того, как захотят белого увидеть на своём допросе. Тут у нас моральный перевес, поскольку, увидев огурцы, они про всё на свете могут забыть. И тут-то мы переиграем всю эту ихнюю лавочку, с белым вместе. Возьмём наши два рубля, причитающиеся с белого, а к тому времени вся контора наших контриков (это я шучу, Фурманов!) должна лежать под столом и не гавкать. Поняли мою диспозицию?
- Рады стараться, Ваше благородие! - дружно гаркнули Фурманов и Петька, немного дурачась, но в душе ностальгируя по временам ушедшим.
- Да, но... - тут же замялся Фурманов.
- Чего ещё?! - с недоумением вопросил командир.
- Стакан-то контре нальём?
- Да она же под столом уже давно, - как бы не понимая, отмахнулся комдив. - Не пудри мне мозг.
- Ты понимаешь, о чём я. Не увиливай.
- Ну ладно, так и быть. Но я сказал: не больше! нечего коммунистическую продукцию переводить.
- Да ты не боись, Василий Иванович! мы же этому Интернационалу ничего не скажем, мы же все свои. А белый, - ну что белый. Нехай потом клевещет, если сердца русского в ём нет. Выпьет с нами, и чтоб тут же заложить?! скажешь тоже, знаток русской души ты наш, - пояснил-посмеялся Петька.
- Может, ты и прав. Как там твой Карла на этот щот гуторил, комиссар? - как бы в знак примирения спросил командир у Фурманова.
- "Ничто человеческое мне не чуждо", - с готовностью процитировал тот.
- Фу ты! да брось ты, Фурманов, эту трескотню! и так в ушах звенит. Я тебе так, по-русски скажу, по-простому: нашего человека никакой заграничной Карле или Кларе - ни в жись не постичь! потому что мы - может и не люди вовсе, а просто выпивающие иногда ангелы. Но которые иногда, - я подчеркну: иногда! - могут после этого и заложить друг друга. Зачем? а для антиресу.
Вот я и думаю: нальём ему, а там посмотрим. В случае чего все стенки там рядом.

Re: Окончание

Это труд! Вам надо бы отдельным постом такой роман издать!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account